Южное сафари фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Геленджик Голубая бухта Геленджик частный сектор отдых


фото сафари южное

2017-08-18 22:02 База отдыха Бурштин Янтарь Кирилловка, Федотова коса Азовское море , Украина Цены, фото Отдых в Геленджике из первых рук Информация о сдаваемом жилье с фотографиями, описанием




Человек, который смотрит в обе стороны, когда переходит улицу с односторонним движением - это не пессимист. Это русский, живущий в городе.


Бежать надо по прямой, а убегать - зигзагами.






(По мотивам намoзолившей уши песенки) В ту ночь, когда ты мне приснился, Мне не хватило своего ума Понять, что ты меня прокинул... Кусок дерьма!!! Из-за тебя не погасила Свет в одиноком окне... Пожар тушить под утро приходилось Мне...


Магазин «Галантерея» небольшой, расположен в старом жилом доме на первом этаже. Казалось, Богом забытый магазинчик давно уже должен быть съеден мегамаркетами и прочими акулами торговли, ан нет! Давал неплохую выручку. Из близлежащих домов сюда подтягивались хозяйки за шампунями-порошками, молодежь за недорогой косметикой, женщины - купить тапки-колготы-трусики себе да деткам, бабушки – побаловать внучат игрушкой. Семейный такой магазинчик. Продавщица Надежда, курносая, коротко стриженая девушка, прохаживалась по магазину с телефоном, откуда настойчиво звучала восточная мелодия, призывающая поболтать. Заведующая Петровна хищным глазом косилась на девушку, мол, только посмей на работе трындеть, уволю! Магазин был пуст, но, недолго. Вот и первые ласточки, муж с женой, жильцы с третьего этажа. Им под восемьдесят, но кто бы этому поверил? Подтянутые, стройные, веселые. Зимой и летом пара каждое утро выходит на прогулку. В руках удобные палки, на лыжные смахивают, за спиной рюкзачки (там водичка питьевая в баклажке) и вперед, в лесок, что недалече. Скандинавская ходьба называется. Палки эти, кстати, дороговато стоят. Старики пару месяцев деньги копили, даже квартирантов пустили в одну из комнат, те пожили недолго и съехали. Дед сказал, что больше квартирантов не желает, мол, очень стеснительное это дело. Зато теперь у них палки и рюкзаки имеются. Старушка, бывшая учительница, аккуратная, худенькая, в кудельках. Продавщицы ее любят. Заставляют краску для волос покупать и даже бегают в обеденный перерыв красить Анну Павловну, та очень радуется, когда седые кудельки приобретают цвет желтого одуванчика. Деда своего Анна Павловна сама бреет, да не лицо, а лысину. Чтоб аккуратно было и сексуально…умора. Это на восьмом десятке! Продавщицы им шапочки подобрали, костюмы спортивные, недорогие, удобные. Старики из двух пенсий в рассрочку долг отдавали. Денег у них лишних не бывает, какая там учительская пенсия, все знают. Но заначка у стариков имеется, это факт. Лет десять назад старую дачку продали, и денежки припрятали – на похороны, говорят. Сегодня с утра муж с женой спор затеяли, подойдя к полке с домашними тапочками. Анна Павловна убеждала супруга: - Серые тапки тебе ни к чему, Андрюша. Цвет крысиный, да еще и без задников… - Задники мне зачем? Я что, в этих тапках ходить буду? - Извини, дорогой, но брюки у тебя черные, к ним серый цвет некомильфо… - Но других-то здесь нет! – возмутился муж. - О чем шумим, Андрей Иванович? – поспешила к ним Надежда, улыбаясь симпатичной паре. - Наденька, мне бы тапки приличные… - Примерьте эти, - достала из коробки импортные, цвета бордо. - О! – повеселела Анна Павловна. – Это наш любимый цвет! У мужа галстук один-в-один! У меня платье бордо. Берем, Андрюша. - Аннушка, они, небось, дорогие? Уложимся? – засомневался Андрюша. Жена глянула на ценник. – Вполне! – выбивай чек, Надюшка! Надюша чек выбила, взяла деньги. И не сдержалась: - Анна Павловна, извините меня, неужто домашние тапки под галстук покупаете? Так принято у вас? – искренне недоумевала девушка. - Что ты, деточка! У нас в шкафчике туфли Андрюши были спрятаны, новые, ненадеванные. А тут нам щенка соседи на денек оставили. Мы пришли с утренней прогулки, а стервец туфель догрызает. И что теперь делать? Вот и выходим из ситуации, тапки покупаем. - Вместо туфель?- воскликнула Надежда. - Деточка, так ведь не босиком же мне в гробу лежать? – возмутился мужчина. - В каком гробу? – совсем растерялась продавщица. Старики посмотрели друг на друга. Улыбнулись. – В хрустальном! – и отбыли. Заведующая магазином, немолодая женщина, с завистью смотрела им вслед. Надежда перехватила ее взгляд. – Что это было, Петровна? - Это Песня была. - Шутите, да? - Завидую. Им ни бедность, ни смерть не страшны, пока они рядом. В любви живут. Нет большего счастья…, - Петровна тяжело вздохнула. - Иди, работай, девочка. Надюша отошла к прилавку, пожав плечами… тапки-то причем? Через два месяца старик умер. Хоронили его жена и небольшой коллектив магазина «Галантерея». Хозяин магазина, в прошлом музыкант, был человеком отзывчивым: помог с похоронами, и стоя перед могилой усопшего, на саксофоне сыграл печальную песнь. Душевно играл, все плакали, обнимая вдову. Она стояла тихая, задумчивая, с сухими глазами. После кладбища пришли к Анне Павловне помянуть Андрея Ивановича. Посидели. На прощание хозяйка им сказала: - Девоньки, вот тут лежит мое «приданное». Когда уйду, обрядите в последний путь. Тут и денежки на нужды похоронные лежат. Распорядитесь, милые. Говорит тихо, ласково, глаза вот только неживые. - Не жилец она, - задумчиво сказала Петровна, выходя из квартиры Анны Павловны, - с полгода, может, и протянет. Сослуживцы молча кивнули. Анны Павловны не стало через неделю. Прикорнула на диванчике и тихо, во сне ушла. В пакете с одеждой, предназначенной для последнего путешествия, лежало бордовое платье с серебряной брошью и дамские тапочки цвета бордо. На небесное свидание к мужу Аннушка шла в его любимом платье, которое он подарил ей лет сорок назад. Видать, больших денег стоило, качество отменное. Сюда бы еще туфельки, да денег у нее хватило лишь на тапки. Бордовые. Супруг в таких же ушел. Он поджидал свою Аннушку, потому она спешила, торопилась… Ну и дела! Кто-то с жизнью отчаянно прощается и с тоской умирает, а кто-то с нетерпением на небесное свидание собирается. Будто в юности, выпрыгнув из окошка в сад, бежит босиком к любимому. Говорят, что без любви жить нельзя. А Любить без Жизни, можно? Об этом не знаю. Пока…